Beroc

Издержки и эффекты IPO

Дмитрий Крук, экономист Центра экономических исследований BEROC:
Крупнейшая белорусская частная компания, ООО «Евроторг», провела подготовительные мероприятия для выхода на IPO и намеревалась провести первое публичное размещение акций на Лондонской бирже уже этой осенью. Однако впоследствии компания заявила, что откладывает IPO в ожидании лучшей финансовой конъюнктуры.
 
 
Вполне возможно, что ожидание лучшей финансовой конъюнктуры затянется, но сами по себе намерение и готовность крупной белорусской компании стать публичной заслуживают пристального внимания. Безусловно, это важно в первую очередь для самой компании. Многие исследования свидетельствуют, что зачастую IPO оказывает существенное влияние на структуру и размер долга компании, ее финансовое положение, а также на перспективы развития.
 
Однако это событие важно и для белорусского финансового рынка, а также для экономики в целом, так как первое публичное размещение акций крупной белорусской компании породит ряд внешних эффектов. Вполне вероятно, что они станут осязаемыми не сразу, но шаг за шагом смогут привести к новшествам, которые, накапливаясь, постепенно превратятся в катализатор перехода на новый этап развития финансового рынка и национальной экономики.
 
Зачем компаниям IPO? Выходя на IPO, компании предполагают решить несколько задач. Во-первых, получить доступ к относительно недорогим «длинным» деньгам. Не секрет, что во всех странах банки ограниченны в возможностях предоставлять долгосрочные кредиты, поскольку сроки, на которые они сами привлекают ресурсы, относительно неве­лики. Даже в развитых государствах в пассивах банков доминируют депозиты со сроками до двух-трех лет.
 
Банки могут выдавать кредиты на более продолжительный период, однако тогда им придется взять на себя риск ликвидности. В таком случае ресурсы становятся дороже: чем продолжительнее срок кредитного договора, тем выше премия за срок и, соответственно, процентная ставка. По этой причине рынок капитала для привлечения «длинных» ресурсов становится стандартным выбором компаний, ведь на него заведомо приходят инвесторы, готовые играть в долгую. Кроме того, наличие вторичного рынка делает вложения в ценные бумаги ликвидными.
 
Во-вторых, компания получает возможность более гибко управлять долгом. Применительно к «Евроторгу» на повестку дня, вероятнее всего, вынесен в первую очередь вопрос о снижении уровня долговой нагрузки (долг/EBITDA, долг/капитал). В общем же случае можно говорить о том, что, став публичной, компания получает возможность не просто снизить долговую нагрузку, а расширить поле для финансовых маневров. В управлении долгом публичные компании зачастую могут принимать на себя большую долговую нагрузку, нежели непубличные.
 
В-третьих, компания диверсифицирует источники ресурсов. Для многих белорусских банков кредитование крупного бизнеса уже ассоциируется с большим риском. Кроме того, IPO расширяет доступ к капиталу на перспективу: при прочих равных условиях публичной компании проще привлекать заемные средства. Важным для отечественных предприятий может быть и прямой доступ к заимствованиям в иностранной валюте.
 
Помимо стандартных преимуществ финансового характера, важным для выхода на IPO в белорусском контексте является, полагаю, и политэкономический мотив: (первая) публичная отечественная компания наверняка укрепит свою лоббистскую и переговорную силу в отношения с экономическими властями, поставщиками и конкурентами. В случае «Евроторга» такой статус может быть весьма полезен для обоснования необходимости упразднить антимонопольные барьеры, чтобы увеличить масштабы деятельности компании.
 
Издержки IPO. Конечно, выходя на IPO, компания несет затраты и принимает на себя определенные обязательства. Обычно расходы на подготовку IPO оценивают в несколько миллионов долларов. Понятно, что тратить такие деньги имеет смысл очень крупным компаниям. Нижней границей целесообразности выхода на IPO называют привлечение 100 млн долларов.
 
Что касается обязательств, то публичные компании вынуждены вести бизнес в условиях международных стандартов раскрытия информации. Если в основе прибыльности какой-либо компании лежат, например, специфические ноу-хау (технологии, поставщики, управленческие практики и т. п.), закрытость дает преимущества и самой компании, и ее банку-кредитору, также заинтересованному в сохранении статус-кво. Соответственно, после выхода на IPO это преимущество будет нивелировано.
 
Эффекты для экономики и рынка. С другой стороны, для экономики в целом прецедент раскрытия информации может оказаться чрезвычайно важным и привести к изменению конкурентной среды. Пример IPO может стать заразительным, и им захотят воспользоваться другие компании, что приведет к усилению конкурентной среды. Или наоборот, если статус публичной будет долго принадлежать только одной компании, то, пользуясь новым статусом и возросшими лоббистскими возможностями, она сможет ограничить конкуренцию в своей отрасли. В любом случае повышение стандартов раскрываемости информации, корпоративного управления и практик ведения бизнеса задаст новую, более высокую планку стандартов корпоративного управления и для других крупных частных компаний, даже если они не будут стремиться к IPO.
 
В нынешних условиях банки остаются ключевым, а зачастую и единственным донором ресурсов. Поэтому их позиции весьма сильны. В условиях прецедентов и роста популярности IPO банки начнут испытывать большую конкуренцию со стороны внешнего рынка капитала, что в итоге может привести к ослаблению их переговорных позиций. Как следствие, банки могут утратить свой монопольный статус поставщика капитала.
 
Однако не стоит считать подобное развитие событий однозначно негативным для банков. В ряде случаев такую ситуацию можно интерпретировать и как избавление от необходимости обеспечивать чрезмерно долгосрочные кредиты для финансирования инвестиций. Как результат, появится шанс сформировать более надежный кредитный портфель.
 
Кроме  того, перед банками могут открыться новые возможности в части развития инвестиционного бизнеса. Сейчас им занимаются лишь немногие банки. Причем в большинстве случаев их участие сводится только к доверительному управлению средствами клиентов. Выход крупногоотечественного бизнеса на зарубежные рынки капитала откроет и окно возможностей для более широкого спектра инвестиционно-банковских операций: вхождение в синдикат менеджеров и андеррайтеров соответствующих сделок, инвестиционное консультирование, вовлечение бумаг белорусских эмитентов в свои портфели, привлечение новых клиентов для инвестиций в такие бумаги.
 
Выход  компаний на IPO может сделать зарубежные рынки капитала привлекательными и для белорусских граждан. Пока же депозиты являются для них почти безальтернативной формой сбережений. Появление на зарубежных рынках новых активов — бумаг компаний, которые работают в лично осязаемой реальности, — может подвигнуть множество людей на направление сбережений на зарубежные рынки капитала.
 
Одновременно повысится интерес внешних участников к белорусским корпоративным ценным бумагам. Несмотря на то что сегодня развивающиеся рынки, особенно СНГ и страны Центральной и Восточной Европы, в глобальном масштабе существенно потеряли в привлекательности для инвесторов, появление новой публичной компании определенно привлечет внимание глобальных инвесторов. Причем это внимание к конкретной компании можно будет трактовать как внимание к корпоративному сегменту Беларуси в целом.
 
В случае успеха IPO первой публичной компании страны (например, акции высоко оценят, а после размещения они будут демонстрировать устойчивый рост) отчасти он будет проецироваться и на весь отечественный корпоративный сектор, тем самым создавая благоприятный фон для будущих IPO. Правда, при неблагоприятном исходе первого IPO механизм может сработать и в противоположную сторону.
 
Есть основания полагать, что в результате роста популярности IPO появится новый финансовый канал внешнего воздействия на белорусскую экономику. Для большинства государств каналами связи с глобальной экономикой являются внешняя торговля и финансовые потоки. В Беларуси же финансовый канал практически неактивен. С одной стороны, это позволяет избегать влияния внешней конъюнктуры, с другой — ограничивает возможности страны в трансферах технологий и вовлечении в глобальные цепочки добавленной стоимости.
 
Включение Беларуси в глобальную экономику способно привести к корректировке экономической политики, повышению ее ответственности и дисциплинированности. Ведь, проводя экономическую политику без оглядки на внешний мир, власти могут спровоцировать негативную динамику для отечественных компаний на рынке капитала. К тому же властям придется корректировать сочетания инструментов экономической политики, реагируя на появление в ее системе координат новой переменной — потоков капитала.
 
Оригинал статьи на BELMARKET.BY
 
Мнение, озвученное в статье, может не совпадать с мнением BEROC. Мы не несём ответственность за содержание статьи.