Beroc

«Придется урезать расходы». Эксперт о последствиях налогового маневра России для Беларуси

Летом нынешнего года Госдума России одобрила налоговый маневр в нефтяной отрасли. И по последним данным отказываться от него не собирается. Согласно планам, с 2019 по 2024 год вывозная пошлина на нефть (которую Беларусь при импорте не платит) уменьшится с 30% до 0%. Параллельно будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых при добыче нефти. Такие действия России приведут к росту цены на нефть для нас. Чем это может грозить нашей стране?

— Сейчас мы покупаем нефть без пошлин, перерабатываем ее, продаем нефтепродукты, а уже пошлины от продажи нефтепродуктов получаем в свой бюджет, — говорит академический директор Центра экономических исследований BEROC Екатерина Борнукова. — Вдобавок мы еще делаем «перетаможку» нефти: мы получаем ее без пошлин и продаем уже с пошлинами, которые идут в наш бюджет. Отчасти это такая для нас скрытая субсидия.

— Сбербанк подсчитал, что уже в будущем году на закупку нефтепродуктов потратит на $300 миллионов больше, чем в текущем. Как повлияет маневр на нашу экономику?

— По подсчетам нашего Минфина мы получим недостачу в бюджет в размере $2 миллиардов. Для нас это большая сумма, больше 10% от бюджетных доходов. Это значит, что мы должны будем урезать расходы бюджета. К примеру, у нас не будет денег на поднятие зарплат бюджетникам, чьи доходы сильно отстают от остальных зарплат. Возможно, придется сокращать другие расходы на здравоохранение, образование или не так наращивать, как бы мы этого хотели.

— По вашим прогнозам, негативные последствия мы будем испытывать уже в 2019 году?


— Да. Конечно, это будет постепенно. Но при этом нужно понимать: у нас и так накоплено достаточно много долгов. Наш план был выплачивать только 25%, а все остальное рефинансировать. То есть по сути брать новые долги, чтобы погасить старые. Так вот даже этот скромный план после введения маневра становится под угрозу. Потому что опять же мы будем недополучать очень большое количество наших доходов.

— Белорусские власти уже заявили, что попытаются минимизировать последствия такого решения России. На ваш взгляд, какие есть варианты выхода из ситуации?

— По сути есть три выхода — урезáть бюджетные траты, снижать скорость, с которой мы собирались отдавать займы, или брать новые долги. Но нужно четко понимать, что урезать траты так существенно, наверное, не получится. Да, хорошо, что процесс будет происходить не резко, но все равно так сильно сжать расходы не выйдет. Тем более что после двух лет кризиса 2015—2016 годов бюджет и так был достаточно серьезно оптимизирован. Каких-то легких ресурсов урезания бюджета нет. Поэтому, скорее всего, нам придется медленнее отдавать долги или даже их наращивать, несмотря на то, что экономика вроде бы сейчас растет и не в кризисе.

— У нас около 60% государственных предприятий. Может быть, возможно как-то решить вопрос за счет их продажи?

— Нужно понимать, что многие государственные предприятия сегодня закредитованы. Чтобы их продать, нужно, чтобы они рассчитались по своим долгам. И по сути выйдет одно на другое — продажа предприятий и погашение долгов. Хотелось бы, чтобы деньги от продажи госпредприятий пошли на какую-то более осмысленную цель. К примеру, на создание накопительного пенсионного фонда, а не на закрытие сиюминутных дыр в бюджете.

— Если мы сейчас возьмем курс на быстрые экономические реформы, это поможет?

— Это выход, но он даст результат не моментально. Чтобы реформы подействовали, нужно несколько лет, хотя бы 3—5. Если они и будут, то не резкими, а медленными и постепенными. А эффект от них будет еще более медленным и постепенным. С другой стороны, можно воспринимать решение России по налоговому маневру как соскок с нефтяной иглы. Возможно, это заставит нас пойти на какие-то вынужденные реформы, что в долгосрочном периоде приведет к более крепкой и самостоятельной экономике.

— Простые белорусы скажут, мол, ну и что, что госдолг будет расти, у всех стран он растет. Мол, не холодно и не жарко. Почувствуем ли мы последствия маневра в обычной жизни?

— К сожалению, последствия отразятся в первую очередь на социальных расходах. Как мы уже говорили, будут вопросы с ростом зарплат бюджетников, а также с пособиями и пенсиями. Кроме того, денег может не хватать на образование, медицину, благоустройство. Это те позиции, по которым данное сокращение ударит быстрее всего. Если ситуация не изменится, то стоит готовиться к тому, что, к примеру, в школах, поликлиниках будет все больше платных услуг, что пенсии и пособия не будут расти такими темпами, как этого бы хотелось.

Автор статьи: Настасья Занько
 
Оригинал публикации на ONLINER.BY

Мнение, озвученное в статье, может не совпадать с мнением BEROC. Мы не несём ответственность за содержание статьи.